Тысячи гениев живут и умирают безвестными — либо неузнанными другими, либо неузнанными самими собой.